Варианты. Глава 5

Читаем книги онлайн фантастика

Я зябко поежилась и бодрым легким шагом пошла к дому. Он стоял большой и темный, но не внушал опасений - такой родной, каждый метр его деревянных стен - дело наших с мужем рук.

Волна паники нахлынула на меня неожиданно, заставив остановиться. НЕТ! Я помню, помню так отчетливо, что это не может быть игрой воображения! Я рожала Ваньку 12 часов, хоть это и были вторые мои роды, как можно забыть это? Как можно вообразить это? Боль, через которую пришлось пройти, неправильное предлежание, пьяные по случаю восьмого марта врачи в единственном на триста километров вокруг роддоме.

А Ксюша? С дочкой мне делали кесарево, высокое давление, опасное для малышки, обусловило оперативное вмешательство на сроке в 32 недели. 37 лет - не самый легкий возраст для родов. И Машки - та, низенькая тёмная бандитка, дочь Игоря, и эта - стройная светловолосая эрудитка, дочь Егора. И сын - старший, первый, надежный, как гранит.

Мне нужна помощь, я схожу с ума, и не понимаю, в какую сторону. Возможно, я вообразила себе и мужа Игоря, и работу в банке, и жизнь в далеком северном городке. Я ведь там никогда даже не была.

А, возможно, я сейчас воображаю эту реальность, этот дом, успешных здоровых детей, богатого мужа-предпринимателя.

Я однажды читала, даже не помню, в какой из жизней, как парню выстрелили в голову и он продолжал жить в своей голове, в своем сознании, лежа на больничной койке в коме, несколько лет кряду. Может быть, со мной происходит то же?

Меня вытошнило, хорошо, что я успела перегнуться через низкий заборчик, окружавший небольшой палисадник, дань ностальгии по моему деревенскому детству.

Я пыталась отдышаться, когда мне в голову пришла новая идея: моя семья из фантастической жизни. Я знаю их (нашу) фамилию. Я поищу их в социальных сетях и в интернете. Наверняка это выдуманные люди, созданные моим воображением.

Иволгиной Марии в Одноклассниках не нашлось, как и Ивана. Во ВКонтакте их тоже не было. Были, конечно, тезки, но не подходили по геоположению и по фотографиям - я помнила каждую черточку любимых лиц. Зато Игорь был первым в поиске. На аватарке он стоял по пояс голый, держа в руках громадную рыбину. Он всегда любил рыбалку. На других фотографиях он был с невысокой темноволосой женщиной, стройной и явно моложе его лет на десять. Двое детей примерно одного возраста - лет по пятнадцать на крайних по времени снимках, мальчик и девочка, периодически мелькали на снимках. Как я поняла из комментариев, звали детей Витя и Настя, любимые имена мужа. Я настояла на именах для наших детей. Помню, как долго спорили еще до рождения Машки. Я сказала, как отрезала: “Ты даешь детям фамилию и отчество, а я имя.” И он больше не заводил об этом речи. Людочка, женщина рядом с ним на фотографиях, видимо, разделяла его мнение по поводу имен для их общих детей.

Ревность червячком прокралась в живот и начала сверлить свою подленькую норку.

Я написала “Привет!” в сообщениях, совершенно не задумываясь.

Ответа не последовало, хотя он был в сети, и прочитал сообщение - Одноклассники услужливо предоставили информацию. Но профиль мой Игорь посмотрел, и, видимо , не впечатлился. Еще бы, он всегда любил стройняшек, а я теперь совсем другая, еще и дети на фотографиях…

Что я творю? Это бред какой-то! Он не мой муж, он вообще незнакомый мне человек. Но почему же так тяжело?

Взгляд упал на часы, и я засуетилась. Скоро придет Егор, уставшего мужа нужно накормить и выслушать, он всегда делится со мной новостями. Быть хозяином сети супермаркетов в городе - нелегкий труд, но Егор прекрасно справляется. Конечно, грамотные управленцы это больше половины успеха, но человеческий фактор никто не отменял. Совсем недавно Егор ходил сам не свой. Одна девчонка, администратор супермаркета в спальном районе, оказалась наркоманкой и “обула” нас на суточную выручку магазина. Затем вместе со своим дружком, таким же наркоманом и пропащим рок-музыкантом, умудрилась сбежать в соседнюю область. Егор очень переживал, ведь он лично знал ее, она казалась нормальной, веселой, отзывчивой девочкой, едва справившей двадцатипятилетие.

Когда ее повязали, парня рядом не было. Как и денег. Бывшая сотрудница рыдала и молила о прощении, и Егор готов был простить непутевую, но адвокат уверял, что шансов остаться без срока у той практически нет. Суд будет через месяц, интересно, чем все закончится.

Понемногу мысли потекли по привычному руслу. Ксюша неделю назад говорила, что к пятнице ей на труды нужно приготовить обрезки тканей разных фактур, нужно будет заняться этим, сегодня уже среда. Егору нужны новые ботинки. Хваленая натуральная кожа итальянских ботинок, купленных по дичайшей цене в начале сентября, обладала прекрасной гигроскопичностью и пропускала воду не хуже вьетнамок с рынка. Видимо, у них в Италии не такая дождливая осень. А как же Венеция? Ну, наверное, по воде они не ходят…

Эти интересные мысли были прерваны звуком подъехавшей машины. Я взволнованно поправила волосы, оглядела себя в зеркале, пока муж парковался. Я до сих пор безумно люблю его - надежного, верного, до дрожи красивого. Я знаю, что он во всем разберется.

Егор прошел в комнату, скинув у порога пальто и ботинки.

-       Есть будешь? - заглянула ему в глаза и поняла, что не будет. Он крепко прижал меня большими теплыми руками к груди и нежно прильнул к губам. А потом я вообще забыла обо всем, кроме нас двоих.

***

Встречу с психиатром переносили два раза. Первый раз сам врач позвонил и попросить приехать в понедельник, а не в пятницу, потому что его срочно выдернули на дежурство в отделение по основной работе, в государственную областную больницу. В понедельник не смог поехать со мной Егор, кто-то попытался поджечь супермаркет, в котором был офис мужа, в ночь с воскресенья. По камерам правоохранители видели странного парня в мешковатой одежде, с закрытым лицом. Он бросил бутылку с зажигательной смесью прямо в раздвигающиеся двери, докинув ее до ближайшей к выходу кассе. Пламя охватило мусорную корзину и упаковочные материалы под кассой, в панике выскочили редкие ночные покупатели. Быстро среагировал начальник смены охраны, он потушил возгорание за пару минут, даже датчики не успели сработать. Я была просто в шоке, казалось бы, давно кончилось то время, когда приходилось вздрагивать по ночам, опасаясь нападения или поджога точки.

За это время я совсем успокоилась, и практически перестала думать о том, что происходило раньше, окруженная бытовыми проблемами.

В ночь на субботу окатилась любимая Ксюшина кошка и один из котят умер, не дожив до утра. Утром пришлось долго изворачиваться, и объяснять дочери, которая уже видела котят и успела их пересчитать, куда ушел этот маленький голенький комочек беспомощности - по радужной дорожке в небо. Большая девочка, Ксюша все еще была по-детски наивна и доверчива.

В воскресенье я пыталась помирить соседей, когда доведенная до ручки пьянством мужа Валя Дроздова собирала чемоданы и детей в старую малолитражку и уезжала к маме. Вася, очень состоятельный бизнесмен, очень хороший человек, несмотря на свою дружбу с зеленым змием, и детей, и жену он очень любит, не обижает их, не дерется. Пришлось выпить с Валей две бутылки красного вина и перемыть косточки героям ток-шоу, которые сменяли друг-друга по федеральному каналу, пока наши дети играли во дворе. После этого она поняла, что не так уж и плох ее Вася, и веселая, но слегка пьяненькая, пошла в свой коттедж мириться с благоверным.

В понедельник Игорек привез мне внучку, которая наотрез отказалась идти в садик, и собиралась пешком идти к “ба”. Катя, звонкий и нежный ребенок, совсем не утомляла меня обычно, но в этот раз я безумно устала, передавая спящего ребенка в руки сына вечером.

В город, на прием к врачу, мы поехали во вторник с утра.

Прием врач вел в городской поликлинике, на четвертом этаже. Очереди к его кабинету не было, часы бесплатного приема еще не наступили. Надпись на дверях кабинета “Олег Петрович Новиков” что-то задела у меня в памяти, и я поняла, что, когда увидела самого врача.

Это был мужчина моего возраста, смуглый, с черными горящими глазами, и ямочками на щетинистых щеках. Он был очень стройным, я бы даже сказала, худым. Таким же, как и двадцать восемь лет назад, когда мы с ним познакомились. В той, придуманной мной жизни.

Тогда мы расстались с Игорем, после его предательства. Маринка, моя закадычная студенческая подружка и бывшая соседка по комнате, познакомила нас на дискотеке. Олег был студентом медицинского института, вечно занятой и необыкновенно умный. Он мог говорить часами очень интересные вещи, мне было интересно с ним, мы встречались пару месяцев, но чего-то мне не хватало в нем, слишком правильным он был для меня. Олег носил всегда, даже в кино и на пикники, идеально выглаженные брюки со стрелками и рубашки с дурацкими вязаными жилетами, мог приготовить прекрасный ужин из трех блюд из продуктов, которые находил в холодильнике, а я могла уснуть с накрашенными глазами и не расчесываться по выходным до обеда, а готовить в то время умела из самого сложного куриный суп с лапшой.

Я засмеялась, когда он представился. Он посмотрел на меня с легким удивлением и неподдельным интересом.

-       А я вас знаю, - сказала я в ответ на его взгляд, нащупывая рукой сзади себя неудобный жесткий стул. Егор уселся на кушетку в углу кабинета. Интересно, зачем психиатру кушетка? Сеансы гипноза, что ли, проводить?

Он улыбнулся, хорошо, открыто и сказал:

-       Ну рассказывайте.

Я рассказывала все примерно полчаса, закончив последним воспоминанием. Олег как-то странно побледнел. Сначала он что-то сосредоточенно записывал в журнале, затем отложил ручку в сторону и даже сложил руки “полочкой” перед собой.

-       А что еще вы можете вспомнить о… о нашем так называемом знакомстве?

-       Ты, то есть вы… Вы жили в общаге в одной комнате с Юркой Нечаевым, странным таким типком, в очках и с вечно грязной головой. Вы говорили, что он спит с открытыми глазами, короткие веки или что-то типа того, но жутко очень. Он хотел стать патологоанатомом, и мы смеялись, что в душе он маньяк, потому и пошел учиться в медицинский. Таланта у него не было.

-       Он стал патологоанатомом, - Олег выглядел совершенно сбитым с толку.

-       А еще твоя, то есть ваша, бабушка. Такая добрая и красивая, хотя лет ей в то время было за 60. Она носила пальто с огромным таким лисьим воротником и маленькую шляпку, и напоминала мне английскую королеву, светленькая и очень аристократичная. Анастасия Дмитриевна. Так?

-       Так.

-       Она приезжала с вашего города раз в месяц, после пенсии. Проезд у нее был бесплатный, правда, только в электричках, и она делала две пересадки, чтобы добраться сюда. Зато привозила для любимого внучка все то, в чем отказывала себе. И где она находила в то время такие продукты, тем более в вашем захолустье, ума не приложу. Ни тогда не понимала, ни теперь.

-       Она учительницей всю жизнь проработала, любящий ученик выбился в директора бакалейного магазина, - он откинулся на спинку кресла, оглядывая меня с таким интересом, что мне стало не по себе.

-       Я думаю, нам нужно провести пару исследований, сделать томографию мозга для начала. И провести сеанс гипноза. Записать вас могу только через три недели, если кто-то откажется от записи, первым позвоню вам. Егор Петрович, можете оставить нас наедине на несколько минут?

Егор вопросительно посмотрел на меня, и вышел, когда я кивнула.

-       Я бы сказал, что у вас раздвоение личности, шизофрения. Что вы, сами того не осознавая, нашли информацию обо мне у кого-то из моего прошлого. Такое бывает, и я сталкивался с подобным не раз. Но… что-то здесь не так, и я хочу выяснить это. Вы должны помочь мне, договорились, Вера Павловна?

-       Договорились, - я встала, поправив юбку. Какое-то ребяческое настроение овладело мной, и я продолжила заговорщицким шепотом. - А еще, у вас есть шрам, на внутренней стороне бедра. В детстве вы упали с дерева, напоровшись на сучок, чудом не… этим самым местом, ну, вы понимаете.

Он растерянно проводил меня взглядом до выхода.

В холле больницы Егор накинул мне на плечи пальто и мы вышли на улицу. Дождя не было, хотя воздух был пропитан влагой так, что вода оседала на драпе пальто серой моросью. Мы уже почти подошли к машине, когда он появился. В черной потертой  куртке с большим капюшоном, закрывающим лицо. Егор продолжал идти, ничего не подозревая , но какое-то животное чувство опасности заставило меня рвануть мужа на себя. Я поняла, как будто это было очевидно, как день, что перед нами тот самый наркоман, парень девушки, которая ожидала суда за ограбление нашего магазина.

Мое движение спасло Егора - выпущенная пуля пролетела мимо, там, где только что был мой муж. Он напрягся, в долю секунды оценив ситуацию и бросился на парня, решительный и опасный. Спасибо, Господи! Егор сейчас во всем разберется, он еще и не из таких ситуаций выбирался. Он спортсмен, и легко справится с обдолбанным нариком.

Я выдохнула, чувство опасности оставило меня, и я полезла в сумку за телефоном, нужно было вызвать полицию, это ведь покушение на убийство. Поэтому даже не поняла, откуда взялась мгновенная резкая боль в правом виске. Просто сейчас мир был предельно четким, на мгновение вспыхнул еще ярче. А потом потух.

Конец 5 главы

Если глава вам понравилась, и вы не хотите ждать еще неделю до выхода следующей, всю книгу можно прочитать, приобретя её в книжном интернет-магазине ЛитРес, по ссылке

Поддержите начинающего автора, приобретая книгу на ЛитРес, вы увеличиваете мои шансы выиграть их литературную премию. Почему бы не помечтать о большом?

Понравилась статья? Поделись!

Нет комментариев

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение